По поводу ПП РФ от 27.

По поводу ПП РФ от 27.10.2018 №1279 (запомните эту цифру — ее часто скоро будут поминать. Ну, как в анекдотах по номерам — все ж помнят?).

Это который про «идентификацию в сервисах мгновенных сообщений».

Все уже отписались, кроме меня. И что, сука, характерно — мнения ВНЕЗАПНО разошлись. Собственно, это все, что можно сказать о качестве нормативно-правовых актов современной России: постановление одно, но почти все, кто попытался его как-то комментировать в мнениях не сошлись.

Штож. Я добавлю.

Начнем с субъекта регулирования — кто должен исполнять ПП-1279. Мое мнение — ХЗ. Натурально. В ПП написано «организатор сервиса мгновенными сообщениями» и дается ссылка на часть 4-2 ст. 10-1 закона «Об информации». Обратите внимание на нумерацию — статья 10-ОДИН и часть 4-ДВА. Да. Именно так выглядит теперь закон «Об информации». Второй девятый вагон, как писал Задорнов. Теперь «наберите воздуху».

Там нет оперделения «организатора сервиса мгновенными сообщениями».

Цитирую:

4-2. Организатор  распространения информации в сети "Интернет" в случае осуществления деятельности по обеспечению функционирования информационных    систем   и   (или)   программ   для   электронных вычислительных машин,  которые предназначены и  (или)  используются для    обмена    электронными   сообщениями   исключительно   между пользователями этих информационных  систем  и  (или)  программ  для электронных   вычислительных   машин,   при   котором   отправитель электронного  сообщения  определяет  получателя   или   получателей электронного    сообщения,    не    предусматриваются    размещение пользователями сети  "Интернет"  общедоступной  информации  в  сети "Интернет"  и  передача электронных сообщений неопределенному кругу лиц (далее - организатор сервиса обмена  мгновенными  сообщениями), также обязан:


Ну, то есть упоминание «организатора сервиса обмена мгновенными сообщениями» есть. Но в контексте ОРИ. Отсюда и разночтения, ибо какбэ это все про ОРИ, но про «мгновенные сообщения».

И за реализацию ПП и правоприменение я не возьмусь предсказывать. Ну, примерно, как с в свое время нашумевшим ПП-759 про идентификацию в Вай-Фай сетях. Который буквально через неделю пропатчили ПП-801. И которое натурально до сих пор выполняется через жопу, не смотря на бравурные доклады РКН о «35 тысячах проверенных точках доступа».

Можно сказать только одно — применять ПП-1279 будут избирательно по принципу «сейчас мы разберемся как следует, и накажем кого попало». Что, впрочем, не новость вообще. Никогда так не было и вот опять (с).

Далее этот опус можно, на самом деле, не читать, потому что описанная «процедурка» написана людьми, у которых гвоздь в голове застрял еще с конца девяностых. Со всеми этими вот оборотами «в случае неполучения», «подвижной радиотелефонной связи» и прочими канцеляритами. Исполнить эту процедурку будет весьма нетривиально, ибо нужно будет как-то унифцировать запросы как минимум к 5 операторам мобильной связи (есть еще MVNO же!). Которые должны выдать «информацию о наличии/отсутсвии в базах данных сведений об абоненте».

Но если абстрагироваться от нерусского языка, которым все написано, то процедурка очень проста: если ПОЛЬЗОВАТЕЛЮ приходит смска с кодиком подтверждения, то считается, что номер ОК. Иначе, опсос обязан прекратить оказание услуг связи.

Собственно, это было бы все. Потому что некоторые (большинство) мессенджеры именно так все и делают. И вовсе не потому, что они хотят за всеми следить.

Но в ПП-1279 (все запомнили цифру) есть джва пункта, которые я понять так и не смог. Шестой и седьмой. Вот тут и кроется засада, потому что это очередное обременение как раз опсосов в том, что они делать не могут и вряд ли будут, ибо херня какая-то.

В п.6 от опсоса требуют, как я понял, ведения специальной базы данных, которая связывает ID-мессенджера и абонента.

А в п.7 требуют, чтоб они каким-то волшебным способом оповещали мессенджер о том, что договор с абонентом расторгнут.